Все в мавзолей, кроме меня и Коврова, меня и Коврова.
Нас рассчитали на первого и второго, на первого и второго.
Без компота и крова, не доели второго,
Бежим на вечный, на главный, на номер один
Стоять с полпервого до полвторого.
Я в безушанке стою на ветру
Безголовый среди февраля и трепещу.
Прижимаю череп к плечу.
Завтра – к зубному врачу.
Синий холодный огонь, на углу – звезда военторга яхонтом.
Ковров-дурак хохочет:смотри, какая техана,
Смотри, какой идет дяхон.
Цементная стела с девичьим именем Стелла,
А в ней, наверное, штырь – а если бы он надорвался и оборвался?
Ковров говорит, что он уже целовался.
Хмырь.
Я хохочу.
Прижимаю череп к плечу.
Все в актовом зале, кроме меня и Коврова.
Вожатка идет нас сменять по цементным ступеням во льдах,
Скользит, как корова.
Ты что, говорит, безголовый стоишь на ветру, снова-здорово?
Я тру
Череп. На стеле выбито в столбик: Сванидзе, Сватеев, Свешников.
Нас отпускают домой,
Безголовых
Безгрешников.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s