“Совсем чуть-чуть”, Дороти Паркер

Мне тут нравится, Фред. Тут неплохо. Как тебе удалось отыскать это местечко? По-моему, ты совершенный волшебник: обнаружил подпольный бар в 1928-м году. И тебя сразу в него впустили, не задав ни единого вопроса. Спорим, ты и в метро свободно входишь, не упоминая ничьих имен, да, Фред?
Ой, мне это место все больше и больше нравится, у меня уже глаза стали к нему привыкать. Если они тут будут тебе говорить, что сами придумали свою систему освещения, не верь им, Фред: в Мамонтовых пещерах точно такая же. Это хоть ты со мной рядом сидишь? Нет, меня не обманешь. Я это колено везде узнаю.
Знаешь, что мне тут нравится? Атмосфера. У них тут атмосфера. Если ты попросишь официанта принести довольно острый нож, я смогу отрезать хороший кирпичик атмосферы и унести его домой. Было бы интересно вложить его в дневник воспоминаний. Я завтра начну вести дневник воспоминаний. Напомни мне, чтобы я не забыла.
Ну, я не знаю, Фред – а ты что станешь пить? Тогда я, наверное, тоже хайбол, только совсем чуть-чуть. Это правда взаправдашний скотч? Тогда такое со мной будет впервые. Ты бы видел тот скотч, который у меня дома в буфете; по крайней мере, утром он был в буфете, а сейчас, наверное, уже проел в нем дыру и выполз. Мне его подарили на день рождения. Ну, и то хорошо. В прошлый день рождения у меня просто отобрали год.
А неплохой хайбол, правда? Вот это да, подумать только: сижу и пью настоящий шотландский виски. Наконец-то меня повысили. А ты еще один будешь? Мне бы не хотелось видеть, как ты пьешь в одиночестве, Фред. Распитие алкоголя в одиночестве является причиной половины преступлений в нашей стране. Оно и привело к провалу сухого закона. Только, Фред, скажи ему, что мне совсем чуть-чуть. Пусть мне сделает совсем слабенький, такой прозрачный батистовый виски.
Неплохо будет увидеть, как повлияет подлинный виски на человека, привыкшего  исключительно к более простым развлечениям. Тебе понравится, Фред. Держись ко мне поближе на всякий случай, ладно? Я не думаю, что случится что-нибудь сногсшибательное, но на всякий случай я тебя заранее попрошу об одном: не давай мне приводить домой никаких лошадей. Бродячие собаки, кошки там, это все ладно, но операторы лифтов ужасно надуваются, если попробовать привести лошадь. Тебе нужно это знать обо мне, Фред. Сразу понятно, что я вот-вот рухну, как только я начинаю переживать за наших бессловесных младших братьев. Три коктейля – и я сразу Святой Франциск Ассизский.
Но от этих, я думаю, со мной ничего не случится. Это потому, что они смешаны из всего настоящего. В том и разница. От них просто чувствуешь себя отлично. Ах, Фред, мне так славно стало! И тебе тоже, да? Я знаю, что стало, потому что ты похорошел. Мне так нравится твой галстук! Ах, тебе его Эдит подарила? Ах, как мило с ее стороны! Знаешь, Фред, большинство людей на самом деле такие ужасно милые. Чертовски мало таких, которые в душе не вполне отличные люди. Ты, Фред, прекрасен сердцем. Если бы я попала в беду, я бы к тебе первому обратилась. Мне кажется, ты мой чуть ли не самый лучший в мире друг. Но я беспокоюсь за тебя, Фред. Да, беспокоюсь. По-моему,  ты недостаточно заботишься о себе. Ради своих друзей ты должен заботиться о себе. Не надо пить все это ужасное пойло; твой долг перед друзьями – быть осторожным. Надеюсь, ты не против, что я с тобой так разговариваю? Видишь ли, мой дорогой, раз я твой друг,  то мне тяжело видеть, как плохо ты заботишься о себе. Сердце болит смотреть, как ты болтаешься туда-сюда в последнее время. Тебе нужно остановиться на этом месте, потому что тут подают настоящий скотч, от которого никакого вреда. Ах, дорогуша, ты правда думаешь, что мне нужно еще? Ну, скажи ему, чтобы только совсем чуть-чуть. Скажи ему, зайчик.
Ты часто сюда ходишь, Фред? Я бы меньше за тебя переживала, если бы знала, что ты в надежном месте, вроде этого. Ах, ты был здесь вечером в четверг? Ясно. Нет-нет, ничего такого, просто ты обещал ко мне зайти, и я, как дура, отменила свидание, только из-за того, что думала, что увижусь с тобой. Мне как-то естественно пришла в голову такая мысль после того, как ты сказал, что зайдешь. Ой, господи боже, да не надо шум поднимать. Правда, ничегошеньки такого. Просто как-то это не совсем по-товарищески, так поступать, вот и все. Я не знаю, мне все казалось, что мы такие хорошие друзья. Я в людях разбираюсь, как полная идиотка, Фред. Мало таких, которые в душе по-настоящему нам друзья. Практически все тебя готовы обдурить самым грязным образом. Да-да, готовы.
А Эдит тут с тобой была в четверг? Ей это место, должно быть, очень идет. Если не считать угольных шахт, трудно себе представить, где бы еще освещение так льстило ее сковороде. А что, действительно, многие считают ее привлекательной? У тебя, милый Фред, наверное, много приятелей среди астигматиков? Нет, никакая я не такая, просто бывают такие вещи: кто-то их замечает, кто-то – нет. Мне лично кажется, что Эдит похожа на существо, которое ест свой новорожденный помет. Хорошо одевается? Эдит хорошо одевается?! Не шути со мной, Фред, в моем-то возрасте. Ты что, серьезно? О боже! То есть ее наряды – это так и задумано? Господи, а я всегда думала, что она только что выбежала из горящего дома!
Век живи, век учись. Эдит хорошо одевается! У Эдит хороший вкус! Да, она чудесно разбирается в галстуках. Может быть, и нельзя мне так отзываться о твоей дорогой подруге в таком духе, Фред, но она самая паршивая выбирательница галстуков на свете. В жизни не видела и близко ничего подобного той штуке, что у тебя сейчас на шее. Ну ладно, предположим, я сначала сказала, что мне нравится, но это только потому, что мне тебя стало жалко. С такой штукой на шее мне бы хоть кого стало жалко. Мне просто хотелось поднять тебе настроение, потому что тогда я считала тебя своим другом. Другом! Нет у меня никаких друзей. Понимаешь, Фред? Ни единого друга в этом мире.
Да ладно, какая тебе разница, плачу я или нет? Хочу – и плачу, правильно? Ты бы тоже, я думаю, расплакался, если бы у тебя не было ни одного друга. Что у меня с лицом, совсем плохо? Наверное, проклятая тушь везде растеклась. Надо бросить пользоваться тушью, Фред; очень уж печальная штука – жизнь. Правда же, жизнь – это ужас? Господи, кошмар – эта жизнь, правда? Ой, Фред, не плачь. Не надо. Не переживай, котик. Жизнь – это ужас, но ты не переживай. У тебя есть друзья. Это у меня нет никаких друзей. Нету. Нет, это у меня. У меня.
Я не думаю, что еще один стакан поднимет мне настроение. Я не знаю, хочу ли я поднимать себе настроение. Зачем поднимать себе настроение, если жизнь так ужасна? А, ну тогда ладно. Но, пожалуйста, скажи ему, чтобы совсем чуть-чуть, если не трудно, я не хочу тут засиживаться. Мне тут не нравится. Тут темно и душно. Тут Эдит бы сильно понравилось – вот и все, что я хочу сказать об этом заведении. Я знаю, что нельзя так говорить о твоей лучшей подруге, Фред, но она ужасная женщина. Эта женщина – вошь нашего мира. Мне страшно неприятно, что ты ей доверяешь. Не хочу видеть, как тебя грязно обдуривают. Не хочу видеть, как тебе делают больно. Из-за этого мне так плохо. Из-за этого у меня тушь по всему лицу. Нет, пожалуйста, не надо, Фред. Не бери меня за руку. Это нечестно по отношению к Эдит. Нам надо честно, по правилам обходиться с большой вошью. Она ведь, в конце концов, твой лучший друг, да?
Правда? Ты правду говоришь, Фред? Нет, а что я еще могла подумать, если ты с нею все время, если ты ее сюда каждый вечер приводишь? Правда, только по четвергам? Ой, я все понимаю. Я знаю, как так получается. Ничего не поделаешь, когда к тебе кто-то вот так прилипнет. Господи, я так рада, что ты понял, какая она ужасная женщина. Я по этому поводу волновалась, Фред. Потому, что я тебе друг. Ну, конечно же, друг, зайчик. Ты же сам это знаешь. Ах, глупости ты говоришь, Фредди. У тебя целая куча друзей. Только лучше меня друга тебе никогда не найти. Да, я знаю. Я знаю, что лучше тебя мне друга никогда не найти. Только верни мне руку на секундочку, мне надо оттереть эту проклятую тушь от глаза.
Да, я думаю, надо. Нам надо еще чуть-чуть выпить, за нашу дружбу. Только совсем чуть-чуть, потому что это настоящий скотч, а мы – настоящий друзья. В конце концов, друзья – это самая великая вещь на свете, правда, Фред? Эх, как же это приятно – знать, что у тебя есть друг. Мне очень хорошо, а тебе, дорогой? И выглядишь ты хорошо. Я горжусь нашей дружбой. Понимаешь ли ты, Фред, какая это редкость – друг, если подумать, сколько всяких ужасных людей в мире? Животные куда лучше людей. Боже, как я люблю животных. Вот что мне в тебе нравится, Фред. Ты так любишь животных.
Слушай, давай будем вот знаешь что, когда совсем чуть-чуть выпьем. Давай пойдем и подберем много бездомных собак. Мне в жизни все еще мало собак, а тебе? Нам надо больше собак. Может, там еще коты будут, если мы поищем. И лошадь. У меня в жизни не было ни единой лошади, Фред. Гадство, да? Ни единой лошади. Мне бы хотелось такую добрую старую извозчичью  лошадь, Фред. А тебе? Я бы за ней ухаживала, и гриву ей расчесывала, и все такое. Ой, Фред, ну не надувайся так, ну пожалуйста. Мне нужна лошадь, честно, нужна. А тебе не нужна? Она такая добрая, нежная. Давай выпьем, а потом давай ты да я пойдем найдем лошадку. Такую маленькую, милый, такую совсем чуть-чуть.

 

 

Advertisements
Standard

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s