И вот непонятно, какого рожна, но шёл мерзкий дождь и была я должна картошку копать — но что же наш зять? И где же наш зять? Не можем мы знать,
Но нужно признать, что означенный зять должен выстрелить в акте последнем.
А где же наш зять? А где же он, где? Хотя его куртка висит на гвозде, он сам, как известно, в далёкой звезде и должен назавтра на РЖДе;
С отцом, между тем, у нас ноль общих тем, отец так себе собеседник.
Копаем, и ветер свистит, как сверчок. Отец — молчок, он серый волчок, он себе голова, в ней лежат слова, силезские силлогизмы, галицийские галлицизмы,
Кое-какие рацеи и клизмы, подвид панацеи.
Я-дочь и я-молодая жена копаем, и холод, и тапкам хана, и холод, вода, земля и песок, верёвка и тяпка, пеньковый мешок,
И батя мой, пан Кшепшицюльский, и дождик совсем не июльский.
А что же наш зять? Он горазд до похабств, но тут наш отец добывает шнапс, совсем натурально, совсем из песка, его он, должно быть, весной закопал,
Наш батя хитёр, он отрыл ликёр и наши кишочки со скрипом протёр.
И вот наш автобус, сундук мертвеца, привозит обратно меня и отца с картофельного сеанса, и зубы танцуют сен-санса, и вот я в ванне, кружится башка и пачка стирального порошка двоится, в водице горчица,я дрожу и горячка роится.
И вот в ванне троимся втроем,то есть я, вода и горчица, и вот мы в ванне томимся втроем, мать, дочь и жена-недевица — но что же наш зять? Он же на РЖДе, а значит, я, блять, вишу на гвозде, приходится в путь собираться, ведь я собралась убираться.
А что наш же зять? Я смотрела в глазки: у иных там барашки, кусты и лужки, тучки, сердечки, кусочки тоски и всякое нужное дело, и я с увлеченьем глядела —
А у зятя в глазках пустые кружки, а в тех стекловидное тело.
И вот я стойко стою стойком и плафон стекловидный я мою руком, и вот я со стула валюсь мешком, а мешок снабжается градусником, в мешке нет мозгов и есть стрептококк, врагу не сдается наш жаркий мешок,
Он догоняется антибиотиком и является идиотиком.
Вот мать, вот дочь, молодая жена, вот голая дура, и это она сидит на горшке, висит на кишке, и хочется врать, что чешет в башке, но это не сразу, не врите, и едет в разбитом корыте; а зять застрял в далёкой звезде, он дал голой дуре ещё неде…
Я в детстве любила читать в словаре список имен, англоамере-, ирэн, айрин, гвендолин, вивиан, а выйдешь на двор — бабуин, павиан, отрыжка, припрыжка, присядка, Мишка и и стрижка-площадка.
Я в детстве любила напиток-снежок, я держу себя в тёплых руках, как снежок, меня беспокоит, я временно без, меня беспокоит и шов, и разрез, неудачный покрой, я мешок с дырой,я продрог, озяб-с, меня греет шнапс, потяни за рукав меня, ну-ка–
Я временно полная куртка.
А зять в тот день опоздал на неделю, на год опоздав совокупно.
А я потом рыдала неделю, страдала, балда и придурка.
А куртка всё время висит на гвозде, пустая висячая куртка.
А жизнь, если близко в неё поглядеть, простая кусачая кукла.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s