I.I.I – V.I.I.I

Март — голодранец порвет и воду, и вату дратым сырым ароматом, покроет всех матом,
А чинный август расставит в саду скамейки амфитеатром.
Живые фигуры: крестьяне позируют в туниках перед закатом;
Аллегории — месяцы прыгают со скамеек, перед четвертым и перед девятым. O fatum!

Планшет, астролябию, компас, часы, календарь и буквы какие-то, барин, оттель привезли вам!
А кто рассчитается с западом, с Римом? Куприн рассчитается белым наливом.
В китайской беседке под липой Гурджиев трепливо трясет ориентом фальшивым,
В картонной деревне в картонном картузе кряхтит гармонист с игривым надрывом.

Allons-y на веранду, глядите, закат! Машенька, вы б а-ля рюс что-то спели!
В сумерках то ли черно, то ль бело: то ли Лесбия спит, то ли грачи прилетели.
С закускою русской, с закваскою русской сияет пузырь, наливной, как девка, и белый.
Закваска делает в каравае пустоты, сквозняк, пузыри. Нестандартно большие пробелы.

Advertisements