Baked Alaska

В этот раз я, наверное, дам тебе замерзнуть.
Может, перед собой и соседями будет неловко.
Может быть, у меня наконец на губах обсохло.
Засыпают стебли, семенем засыпают головки,
Маковые звезды.
У меня отрастают лохмы.
Безответственной шмарой с сигарой, гитарой, сушеной кальмарой в зубах,
Забывшей про совесть и страх,
Я, наверное, просто не отвечу, не успею
К вечеру.
Я всегда отвечаю на совесть, на просьбу, на радость.
Даю на бедность.
Стараюсь.
Достаю, собираю диванные драхмы.
Тщательно собираюсь в тетрис.
В этот раз я, наверное, дам ему просто засохнуть.
Пусть сад горит на закате сушеной, на морозе стуженой
Кружевной почерневшею сказкой,
Окруженной со всех сторон алкоголем и подожженной
Новоиспеченной
Аляской.

Advertisements

От себя

Есть двери, из которых я
Не выходила никогда.
С зеленой ручкой жестяной.
На слой слежавшейся листвы.

Есть двери, из которых я
Выходила только раз.
Их негатив всегда со мной
И проявляется во сны.

Есть двери, из которых я
Выходила много раз.
Я истрепала их совсем.
Наощупь и не вижу.

Есть двери, из которых я
Не выходила только раз.
А остальные вышла все.
А вот один – не вышла.