Бабарий

Один мужик жил-был, да и забрел в супермаркете в пыльный угол с вениками и желтыми перчатками. А там, под шариками да смешариками, валяется коробочка из жесткой полимерной пленки ОПС. Из-под оранжевого ценника, наклеенного на зеленый ценник, наклеенного на белый ценник, торчит: “Нщины летние для дачи игрушка 10+ сделано в”.
И что-то плюхается внутри в мутном холодце.
А и дай, думает, возьму за гривенник для смеху!
Принес домой, разбутилировал – а оттуда ка-ак повыскакивают! Маленьки, беленьки, желтеньки, оранжевеньки, бордовеньки, всяки.
Пересидели, должно, перекупались в лубриканте этом, в собственном соку да в собственных слюнях. Срок годности истек – они и очумели. Прокисли ли, забродили ли, или каво.
Прыгают, верещат.
Я самая красивая!
Я самая любимая!
Ты че творишь?
Я знаю, ты с ней трахаешься!
Жизнь мне поломал!
Вынеси ведро, кому говорю!
Задирают юбки, показывают срамные места, таки маленьки, не разобрать.
Ну, чо делать?
Устроили коммуну, “Бабариум”.
Он их переловил всех по одной да по две, посадил в пустой аквариум от бывших рыб который. Устроил там сад фей – каланхоэ, песочек, елочные огоньки.
И стали они там жить, каланхоэ культивировать. А вечером засядут песни петь – в аквариумном стекле закат горит багровый, а они пищат тоненько, как комарихи. Мужик курит да любуется.
Так и живут до сих пор, как попало.
Хотя одна, к сожалению, сдохла.

Advertisements